Археологи в нашем крае

  • Лучший муж, о ком может мечтать женщина – археолог: чем старше она становится, тем больше интереса он к ней проявляет

    (немного юмора от Агаты Кристи)

    Здравствуйте! Весомое место в нашем музейном собрании (если не по количеству, то по значению) занимают экспонаты из коллекции археологии. О многих в нашей рубрике уже рассказывалось. Это неудивительно, если учесть, что Афанасьевский район богат археологическими памятниками, а о том прошлом нашего края, которому больше 500 лет, мы можем узнать исключительно по археологическим сведениям. Но сегодня наш рассказ не об археологических артефактах, а о том, как работали на наших памятниках эти загадочные бородатые, а изредка не бородатые люди - археологи?

    Материал опубликован 19 октября 2018

В Афанасьевском районе автору на раскопках удалось лишь побывать однажды, и то сторонним наблюдателем в далеком либо 1989, либо 1992 году: за малостью лет не упомню. Исследователи из Удмуртского Государственного университета копали Аверинский могильник недалеко от д. Харины, и бабушка водила меня посмотреть на работу заезжих специалистов. Однако находки на молодого ценителя древностей впечатления не произвели. Запомнилось другое - как один студент тщательно расчищал маленький камешек кистью, а потом позвал какого-то начальника проконсультироваться. Последний посмотрел на камешек и выкинул. Мы с бабушкой студента жалели...

После 1992 года раскопок в нашем районе не проводилось. А вот до этого времени копали немало - Афанасьевский край один из самых изученных в археологическом отношении районов Кировской области. А первые работы по изучению верхнекамских древностей провел в далекие 1880-е годы глазовский уездный чиновник и параллельно исследователь археологических древностей Н. Г. Первухин.

В нашей рубрике недавно упоминалось, что в дореволюционное время Зюздинский край сильно страдал от отсутствия развитой транспортной инфраструктуры, а в качестве главного средства передвижения, даже для беременных женщин, служила верховая лошадь. Лошадьми пользовались и первые исследователи нашего края. Глазовское уездное земское собрание (по нынешним меркам нечто среднее между районной и областной думой) предоставляло Н. Г. Первухину билет на бесплатное пользование двух лошадей с земских уездных станций. Иногда двух лошадей не хватало:

«Не найдет ли земское собрание возможным для переездов по уезду инспектору народных училищ Первухину давать трех лошадей с земских станций вместо двух, так как поездки по таким болотистым и лесным местностям, как Зюздинский край, сопряжены с большими затруднениями и неудобствами... Собрание постановило: выдавать господину инспектору с земских станций трех лошадей осенью и весной, снабдив его для этого билетом на бесплатное взимание лошадей с земских станций».

Н. Г. Первухин во время поездок нанимал местных жителей и осуществлял небольшие раскопки на археологических памятниках. В Зюздинском крае активную помощь Первухину оказывал учитель Зюздино-Христорождественской (сейчас с. Савинцы) школы А. Н. Шатров.

Больше 60 лет после работ Н. Г. Первухина никаких археологических работ в нашей местности не проводилось. Только в 1951 году, Удмуртский научно-исследовательский институт и Удмуртский музей при содействии Моловского (Пермского) университета организовал разведку в верховьях Камы. Археологический отряд из 4 человек под руководством В. А. Оборина исследовал побережья р. Камы, от истока до Гайинского района Молотовской области, и по пути пересек Зюздинский и Бисеровский районы. Логично предположить, что транспортной магистралью послужила Кама:

«Маршрут был лодочным, что давало возможность беспрепятственного обследования берегов Камы. Экспедиция осмотрела места памятников, проводила зачистки и опрашивала местное население. Максимальное отклонение отряда от берега составляло 5 км».

Исследователи, в частности, приобрели клад серебряных вещей в д. Шудьякар, который местные крестьяне нашли при пахоте на левом берегу р. Камы напротив деревни.

Наибольшую известность среди афанасьевцев получили археологические исследования Камско-Вятской археологической экспедиции (г. Ижевск, Удмуртская республика). С 1973 года и почти два десятка лет, до 1992 года, едва ли не каждое лето близ д. Аверины высаживался десант удмуртских археологов: студентов, школьников и научных работников, которые за это время обнаружили и исследовали десятки новых городищ, селищ и могильников, а часть из них раскопали.

В полевой работе уже не применялись ни лодки, ни лошади. Работников в Афанасьевский район доставлял автобус, а жили они в полевом лагере, население которого иногда превышало 40 человек. Основные исследования проводились рядом с д. Аверины, на городище Шудьякар и двух Аверинских могильниках.

Нередко в гости к археологам наведывались афанасьевские журналисты:

«В каждом квадрате работа ведется исключительно тщательно. Срез, сделанный лопатой по горизонтали, не более сантиметра. Срез за срезом вглубь - и какая-нибудь находка - то предметы женского обихода, то средства, необходимые для обороны и нападения.

На харинские и афанасьевские высоты побывали колхозники близлежащих деревень, жители поселка Афанасьева. С беседой о работе отряда перед местными жителями, а также перед участниками августовской учительской конференции выступила Р. Д. Голдина» [1975 год].

«...Мы спустились в лагерь и некоторое время еще рассматривали находки археологов, уже вымытые, пронумерованные (у каждой находки свой паспорт): человеческие останки, орудия труда, предметы туалета, украшения, оружие. Рабочие экспедиции, студенты и школьники из Ижевска, сидят неподалеку от нас за сколоченными из досок столом и над чем-то хохочут долго и заразительно» [1984 год].

Удмуртские ученые отмечали хорошую сохранность афанасьевских памятников, например, руководитель раскопа 1992 г. Е. М. Черных:

«Работать здесь одно удовольствие. От набегов самодеятельных археологов местечко не пострадало. Здесь все сохранилось в первозданном виде, поэтому проще воссоздать образы первых поселенцев. Прикосновение к древней истории настраивает студентов на деловой лад, и они работают с большим энтузиазмом».

С годами количество работ в поле сокращалось, исследования уже не требовали гигантских раскопочных площадей. С другой стороны - наступили лихие девяностые:

«В составе экспедиции в основном студенты первого курса истфака. Свои исследования они проводят в рамках обязательной археологической практики. Если прежде была, возможность принимать людей со стороны, то сейчас из-за финансовых трудностей только несколько школьников и второкурсников смогли устроиться на работу в экспедицию».

Но даже в таких условиях случались примечательные моменты. Так, в раскопках 1992 года участвовали студенты - австрийцы из Венского университета, Петер и Габриэла, которые приехали в нашу страну по учебному обмену. Главной трудностью для приезжих послужил не языковой барьер, а афанасьевские комары и оводы. Эти всем летним гостям рады, вне зависимости от национальности.

***

О жизни древних обитателей верховьев Камы мы знаем благодаря археологам. К сожалению, сейчас памятники Афанасьевского района уже не могут похвастаться той же сохранностью, что и раньше - самодеятельные археологи появились везде. Ни к чему хорошему это не приведет, так как городища и селища невозобновляемы - второй раз раскопать их не получится. Отнесемся же к нашему прошлому с уважением!

Литература:

Бердинских В. А. Н. Г. Первухин - исследователь археологии и этнографии Вятского края // Российская археология. 1997, № 3.

Журналы Глазовского уездного земского собрания 20-й очередной сессии 8-16 октября и особо чрезвычайной сессии 20 декабря 1886 года и доклады уездной земской управы. Вятка, 1887.

Лучникова В. Здравствуй, Шудьякар! // Призыв. 1984, 30 августа.

Сысоева Э. И австрийцы исследуют наш край // Призыв. 1992, 23 июля.

Сысоева Э. Притягательная сила Шудьякара // Кировская Правда. 1992, 20 августа.

Турушева Н. Археологи на городище Шудьякар // Призыв. 1975, 30 августа.