Как в одном селе три Аполлоновича пересеклись

  • Здравствуйте! 

    Периодически в текстах, которые относятся к прошлому нашего края – воспоминаниях, сочинениях, периодике – встречаются занимательные факты. Вспомним, например, как немецкий дирижабль напугал зюздинцев. Вроде факт, который большого значения в себе не несёт, однако прошлое благодаря этому факту раскрывается с неожиданной, парадоксальной стороны, и характеризуется ярче.

    Материал опубликован 29 мая 2020
    Харин Павел Анатольевич (harin)
    Всё врут. Церковь у нас в Афанасьеве ничего так смотрится!

Сегодня как раз такой текст. Правда особенности нашего края указаны такие, что и хвастаться нечем. Ну что делать, не заботился автор о чувствах будущих афанасьевцев.

Собственно, о чём речь? Дело в том, что в 1907 г. в наше село, которое тогда называлось Зюздино-Афанасьевским, прибывает в ссылку секретарь газеты «Вятский» край Аполлон Аполлонович Лучинин. Это неудивительно, учитывая, что в результате революционных событий в России 1905-1907 гг. везде, в том числе и Вятской губернии, резко увеличилось количество ссыльных. По подсчетам П. Н. Луппова, за 1907 г. в Глазовском уезде насчитывается 490 ссыльных, причем большая их часть размещается в Афанасьевской, Бисеровской и Гординской волостях, то есть на территории Зюздинского края

Отвлечёмся. Откуда имя Аполлон? Несложно догадаться, что так в Российской империи называли мальчиков в честь древнегреческого бога Аполлона – покровителя муз и искусств. Имя это характерно скорее для дворянского сословия, среди крестьян его не встретить (на ум приходит поэт XIX в. Аполлон Майков). Крестьянам в эту пору не до изучения греческой мифологии.

Нашего героя назвали не только в честь древнегреческого бога, но и в честь отца. Еще кратко о нём. Аполлон Лучинин, бывший преподаватель Вятской Мариинской женской гимназии, учился в Санкт-Петербурге, но его сослали оттуда в родные пенаты, в Вятку, в августе 1906 года.

Находясь в Вятке, Аполлон Лучинин устроился работать в газету «Вятский край» (выходила также под названиями «Вятская жизнь» и «Вятская речь»), издание либерально-народнического, оппозиционного действующей власти направления.

Работа в газете привела к тому, что в декабре 1906 г. губернская администрация предложила Лучинину выехать в село Зюздино-Афанасьевское. Лучинин отказался, и тогда по распоряжению вятского губернатора Горчакова в сопровождении городовых был препровожден в место новой ссылки под конвоем. Из доклада вятского полицмейстера:

«...я докладываю, что пресечением зловредной деятельности Лучинина... может служить перемещение на жительство в один из отдаленнейших пунктов губернии, где бы энергия поднадзорного Лучинина не была такого широкого поля деятельности, как в городе...».

А. А. Лучинин, как истинный репортер, не мог не воспользоваться таким случаем, как собственная ссылка, чтобы поделиться впечатлениями о малоизвестной местности, что выразилось в серии публикаций в «Вятском крае». Лучинин не щадит самолюбие зюздинцев: от его наблюдательного взгляда и острого ироничного языка досталось многим явлениям общественной жизни Зюздино-Афанасьевского села.

В рассказе Аполлона Лучинина встречается такое место:

«Приехали, наконец, в село. Поднимаемся по плоскому, медленно поднимающемуся бугру. Снизу жалкие лачужки, дальше пошли дома и все почти лавки. Налево казенная винная лавка, направо против нее пивная лавка. Вот церковь: две вышки, обитые тесом, сажени; я думаю, четыре, не больше в вышину, наверху которых остроконечные крыши с крестами... Около главной церкви свален кирпич, и строится новая каменная церковь. Сразу бросились в глаза мне те характерные признаки, которыми отличается здесь работа обывателей: все кое-как, недоделано, заделано и подправлено, лениво брошено, разбросано. Кирпичи, напр., сложены так, что никак не могут стоять сами, без подпорок, и поэтому, падающие груды со всех сторон подперты досками и жердями. Почему еще не догадались каждый кирпич подпереть щепочкой! Бревна навалены как попало и вкривь и поперек, при чем все обструганные положены так, что преграждают проход и по ним непременно нужно проходить прохожим, оставляя на них густой слой грязи».

Если проигнорировать стиль рассказа, автор пишет о строительстве каменной Афанасьевской церкви. Строительство это началось, кто не забыл, в 1902 году, по проекту губернского архитектора Ивана Аполлоновича Лучинина. Аполлоновича!!!

Иван Аполлонович Чарушин – выдающийся вятский архитектор. Его усилиями созданы проекты более чем 500 зданий на территории бывшей Вятской губернии. В их числе – три храма в нашем крае – каменная Афанасьевская церковь, Христорождественская церковь в с. Савинцы и Михайло-Архангельская церковь в с. Пашино. Два здания из трёх сохранились до настоящего времени, и являются самыми старыми деревянной и каменной постройками, которые сохранились в нашем районе.

Безусловно, Иван Аполлонович Чарушин не руководил непосредственно строительством Афанасьевской церкви и не находился в селе в 1907 году. Более того, вряд ли стоит всецело доверять словам вятского ссыльного об особенностях строительства каменного афанасьевского храма. Что грязно было – очень вероятно, но что каждый кирпич подпирать щепочкой – это уже бывший секретарь «Вятского края» гиперболизирует.

Да в общем, речь не об этом. Речь о том, что ссыльный Аполлон АПОЛЛОНОВИЧ Чарушин написал про строящуюся в Афанасьево церковь по проекту архитектора Ивана АПОЛЛОНОВИЧА Чарушина.

Ну и что, скажете вы? Подумаешь, и не такие совпадения бывают! И будете безусловно правы, если, правда, не знать, что могло объединять этих людей, кроме общего отчества и каменного Афанасьевского храма.

Как уже говорилось, Аполлон Аполлонович Чарушин работал в газете «Вятский край». А создатель и организатор этой газеты - Николай Аполлонович Чарушин, известный вятский народник и социалист. И Аполлонович, чего уж там. Более того, Николай Аполлонович Чарушин – родной, старший брат архитектора Ивана Аполлоновича Чарушина.

Николай Аполлонович не был ни в нашем крае, ни в селе Афанасьево. Он учился в Санкт-Петербурге, там «заразился» народническими идеями. Арестован, осужден, сидел в Петропавловской крепости, а затем отправлен на каторгу в Сибирь. Через годы скитаний Николаю Аполлоновичу Чарушину было вместе с семьей разрешено переселиться в Вятку, где он устроился работать страховым агентом в Вятское губернское земство. А параллельно начал выпускать оппозиционную газету, у которой периодически менялись названия, и в которой работал другой вятский ссыльный, Аполлон Лучинин.

Вот таки получилось – благодаря работе в газете первого Аполлоновича, Николая Чарушина, другой Аполлонович, Аполлон Лучинин, оказался в Афанасьево, где стал свидетельством строительства Афанасьевской церкви по проекту третьего Аполлоновича, Ивана Чарушина, по совместительству – родного брата первого. Интересно, а знал ли наш автор, когда критиковал строительство Афанасьевского храма, по чьему проекту тот строится. И если бы знал, сменил бы риторику? Но это вопрос, на который нам уже не узнать ответ. Да это и не существенно, как несущественна и вся история. Но забавна.

Литература:

 

Зюздинские письма. 1907, № 127.

Луппов П. Н. Политическая ссылка в Вятский край. М., 1933.

Рева А. Неизвестный Лучинин // Вятский наблюдатель. Номер 39 за сентябрь 1995 года [Электр. ресурс]. URL: http://old.nabludatel.ru/numers/1995/39/9.htm.

Сергеев В. Д. Николай Чарушин – народник, общественный деятель, издатель, краевед – библиограф. Вятка (Киров), 2004.