Один интересный документ

  • Здравствуйте! Сегодня представляем вашему вниманию один из редких дореволюционных документов, который хранится в наших фондах.

    Материал опубликован 22 февраля 2019
    Харин Павел Анатольевич (harin)
    Эмм... Я только учусь и понятия не имею, что это такое.
    Давайте спросим у Павла Анатольевича? Виджет вопроса справа.

Документ примечательный: оригинальный по форме, хотя, по-видимому, ужасный по сути. С точки зрения современной орфографии его содержание выглядит так:

«1905 года, ноября, 14 дня, я нижеподписавшийся крестьянин починка по реч. Нириму, Афанасьевской волости Иван Семенов Варанкин даю сию подписку в том, что я более никогда не буду своего отца ни обижать, ни бить, ни оскорблять, в том и подписуюсь, Иван Варанкин неграмотный, а за него по его просьбе расписался Федор Белослудцев».

Перед нами своеобразная расписка, которую представили земскому начальнику (кроме руководства земский начальник, в нашем случае Зюздинского края, исполнял в этом крае и судебные функции). Но зачем защищать отца от сына таким экзотичным образом?

Точного ответа на этот вопрос среди наших материалов нет, можем только предполагать. Но для начала остановимся на самом семействе.

В переписи по Глазовскому уезду 1892 года упомянут починок Семена Павлова Варанкина по р. Нириму. В починке проживало 11 человек, крестьяне, пермяки. В хозяйстве лошади, коровы, телята, овцы. Кроме землепашества, жители починка (вероятно, одной семьи) копают руду на Омутнинские заводы (что было распространено в Зюздинском крае до революции), а также «корье дерут» - обдирают бересту, которую потом сдают на изготовление дегтя.

Кроме того, в фондах музея хранится ряд документов, отражающих земельные «интересы» С. П. Варанкина, например переписка с Глазовскими и Вятскими земельными органами по поводу аренды земли.

И тут мы переходим к одному занимательному «феномену» Зюздинского края более чем вековой давности.

Дело в том, что основу крестьянских хозяйств в дореволюционной России, как мы помним, составляла община. Обычно это жители отдельной деревни. Пахотная земля, лес, выгоны, выпасы и тому подобное - общая собственность общины, которая распределялись между членами по многочисленным критериям.

Судя по источникам, в нашем крае община также имела место, но совершенно не имела популярности. Крестьяне предпочитали жить не в деревне, а перебирались на починки, подальше от соседей. Ярко, хоть и тенденциозно эту ситуацию обрисовал земский начальник Зюздинского края 1891 г. Н. П. Штейнфельд:

«В Зюздине нет ни одного большого селения, сколько нибудь напоминающего собой села и деревни средней полосы России, где население скучено и живет тесной и дружной общественной жизнью. Всякий здешний крестьянин, запахав поля, старается при первой возможности уйти из своей деревни, поместиться где-нибудь одиноко в центре своих угодий, огородившись жердями, которые достанет из казенного леса, от всех соседей и односельчан. Иногда выселяется целая семья — отец и несколько взрослых сыновей. Таким образом, возникают и до сих пор новые выселки, носящие здесь название «починков». Починки почти всегда носят название по имени хозяина — Макаровский, Некрасовский, Федоровский и т. д.».

Таких починков, юридически являющихся населенными пунктами, а на деле - отдельными крестьянскими усадьбами, в одной Афанасьевской волости (треть территории современного района) насчитывалось свыше двух сотен. Крестьянин выжигал участок в лесу, распахивал, ставил там избу и организовывал хозяйство. Гигантский труд, и все ради того, чтобы жить на своей земле и подальше от соседей.

Снова слово Н. П. Штейнфельду:

«Прожив несколько лет в починке, крестьянин поднимает на ноги семью. Сыновья женятся; некоторые уходят в солдаты. Женя сына, или поджидая его домой из военной службы, отец уже сам заблаговременно подготовляет места для их выселения и строит там избы. Каждую такую новую усадьбу относят обыкновенно за версту и более от отцовской».

Любовь к починочному типу расселения, а также практика семейных разделов, когда отец выделяет из собственных угодий участок семье сына, по мнению Н. П. Штейнфельда, самым отрицательным образом влияли на общественное развитие края:

«Равнодушие к интересам ближайших соседей и подозрительность, вырабатывающаяся благодаря замкнутой, совершенно обособленной жизни, приводит зюздинца к самым ненормальным явлениям. Сын беспрестанно жалуется на отца, братья вечно между собою в ссоре, опекуны растрачивают наследство своих же родных племянников и т. д. Соседи и родственники в тяжбе из за каких-нибудь двух суслонов ржи, судятся и разбираются, не жалея денег, по пяти лет во всех подлежащих инстанциях и помирить их, не смотря на всю очевидность их дела, нет никакой возможности.

Дети, живущие в отцовской семье, держатся почтительно по отношению к родителям и старшим. Но чуть сын отделился или дочь выдали замуж, отношения сразу меняются и вчерашний покорный сын бранится, дерется и судится с отцом, а дочь подает жалобу на захват матерью ее имущества или обман при выдаче приданого.

Обиженный кем-нибудь зюздинец никогда не оставит дела, а непременно идет жаловаться. Иногда курьезы в этом отношении доходят до того, что например не выгорело его дело в волостном правлении, он жалуется и на обидчика и на волостное правление земскому начальнику. И тут ничего не вышло — он подает жалобу на земского начальника становому приставу. Не принял становой — жалуется лесничему, судебному следователю, исправнику, в земскую управу и т. д., словом решительно во все учреждения, какие только он знает, хотя бы они не имели совершенно никакого отношения к делу. В важных, по мнению просителя, случаях он пишет прямо в министерства. Так, был случай, когда крестьяне подали министру путей сообщения жалобу на урядника, который требовал снять рыболовные загородки с Камы в ожидании сплава плотов по этой реке».

В нашем случае до жалобы в министерство не дошло. Однако, вполне вероятно, что причиной конфликта отца с сыном послужил именно земельный вопрос. Среди музейных документов в нашей коллекции хранится еще одна расписка (написанная откровенно ужасным почерком), датирующаяся 16 ноябрем 1904 годом. Как можно из нее понять, речь как раз идет о разграничении земельных участков между Семеном Павловичем и Иваном Семеновичем Варанкиными по речке Паскишору.

Возможно, что недовольство деталями разграничения земли при разделе и привело к конфликту между сыном и отцом. Конфликт, разрешенный таким оригинальным образом в документе, который представлен сегодня в рубрике.

 

Литература:

Материалы по статистике Вятской губернии: Том VIII. Глазовский уезд: Часть 2. Подворная опись. Вятка, 1892.

Штейнфельд Н. П. Зюздинский край (Глазовского уезда) // Календарь Вятской губернии на 1893 год. Отд. 2. Вятка, 1892.