Подкова

  • Чтобы подкова принесла счастье, нужно быть трудовой лошадью (поговорка)

     

    Здравствуйте! Спустя немалый временной промежуток продолжаем нашу традиционную рубрику. Сегодня наша героиня - общепризнанный символ счастья и удачи - речь пойдет о подковах.

    Материал опубликован 5 апреля 2019
    Харин Павел Анатольевич (harin)
    Эмм... Я только учусь и понятия не имею, что это такое.
    Давайте спросим у Павла Анатольевича? Виджет вопроса справа.

В сознании граждан нашей страны подкова больше ассоциируется с притолокой входной двери - там она должна висеть и приносить разумное, доброе и вечное. Но кому, как не афанасьевцам, знать, что подковы имеют и более практичное применение - они защищают копыта, а соответственно и ноги лошадей, от механических повреждений, и помогают преодолевать «тяжелые» оледеневшие дороги, что в наших условиях насущная необходимость.

Конская "обувь" насчитывает не одно тысячелетие. Для защиты копыт использовали тканевые, кожаные, растительные приспособления. В Древнем Риме для защиты копыт применяли металлические пластинки, которые крепились к копытам с помощью специальных завязок. Подковывать лошадей - соединять металлические подковы с роговой частью копыт гвоздями, первыми начали кельты больше двух тысяч лет назад. А современные гвозди для подковывания - ухнали, придумали уже в средневековое время.

На Руси подковывать лошадей начали свыше 500 лет назад, в XV веке. Правда, явление это вплоть до начала правления Петра I фрагментарно. С начала XVIII века подковы входят в традиционный лошадиный быт, где и остаются до нынешнего дня. Правда, использование самих лошадей в быту сильно сократилось, прогресс не стоит на месте.

Естественно, наш край не отличался от остальных. В дореволюционное время лошадь - главная помощница крестьянина в хозяйстве, а стало быть, периодически наступала нужда ее подковать. Правда, судя по некоторым сведениям конца XIX века может показаться, что в нашем лесном углу лошадей подковать было некому. Вот что говорил вечный скептик Зюздинского края Н. П. Штейнфельд в 1893 году:

«Промыслов и мастерств никто не знает и весь край из поколения в поколение терпит постоянную нужду в мастеровых и их изделиях, ничего не предпринимая в этом направлении. В Афанасьевской и Бисеровской волостях нет ни одной кузницы. Я думаю, подобного обстоятельства не встретить нигде во всей нашей необъятной Империи. По крайней мере мне, побывавшему и в Якутской области, и на далеком Амуре и во многих захолустьях Урала, никогда не приводилось встречать не только волости, но даже более или менее значительной деревушки, где не нашлось бы человека, умеющего подковать лошадь. Однажды при проезде в центр Забайкальских степей, в самой глухой и без людской бурятской местности, у моего экипажа сломалось колесо. Кое-как я доплелся до станции бурятского улуса и послал разыскивать кузнеца. Не прошло полчаса, как на сцену явился необыкновенно уродливый бурят с руками длиной ниже колен, почти голый, совершенный Квазимодо из романа Виктора Гюго, который потащил мое колесо куда то на задворки и там, в землянке на простом очаге ручными мехами раздул огонь, достал из темного угла грубые щипцы и молоток и часа через два я уже ехал дальше на всех четырех колесах».

Дальше больше. Вятский журналист Я. Мултановский в 1906 г. забивает новый «гвоздь» в существование зюздинской металлургии:

«Полмиллиона пудов железа, отправляемого из Холуницких заводов, и ни одной кузницы в Бисеровской и Афанасьевской волостях».

Непонятно, какими сведениями пользовались уважаемые авторы. В подворной переписи по Глазовскому уезду за 1892 г. в нашем крае числится 7 кузнецов в Афанасьевской волости, 7 кузнецов в Бисеровской волости и 14 кузнецов в Гординской волости соответственно. Как ни посмотри, существенно больше, чем ничего. Наличие подков в фондах музея только подтверждает их использование в относительно давние времена. Умели зюздинцы лошадь подковать.

Ну и к слову об удаче. Сейчас железом никого не удивишь. А лет 300-400 назад железные предметы стоили, мягко говоря, недешево. О подковах сведений найти не удалось, но, к примеру, топор железный в XVI в. стоил от 20 до 40 копеек, коса - горбуша - 2-4 копейки, замок - от 10 до 20 копеек. Однодневный заработок ремесленника составлял одну копейку, а наемного работника, батрака - и того меньше, при этом на свой заработок они содержали семьи, так как женщины в то время занимались только семьей и хозяйством. Представляете, сколько нужно работать, чтобы заработать на топор? У железной подковы цена, по-видимому, тоже была не грошовая. Так что найти на дороге такую подкову - чем не удача?

 

Литература:

Беловинский Л. В. Иллюстрированный энциклопедический историко-бытовой словарь русского народа. XVII - начало XX вв. М., 2007.

Двуреченский О. В. Средства и приемы ковки лошадей в Москве и Московской земле (В XIII-XIX веках) // Археология Подмосковья, 2004.

Кропотов О. Россия в XVI веке: так начиналась современность // ИСТОРИЯ. РФ [Электр. ресурс]. URL: https://histrf.ru/biblioteka/b/rossiia-v-xvi-viekie-kak-nachinalas-sovriemiennost.

Маньков А. Г. Цены и их движение в Русском Государстве XVI века. М.,-Л. 1951.

Материалы по статистике Вятской губернии: Том VIII. Глазовский уезд: Часть 2. Подворная опись. Вятка, 1892.

Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1906 год. Вятка, 1906.

Штейнфельд Н. П. Зюздинский край (Глазовского уезда) // Календарь Вятской губернии на 1893 год. Отд. 2. Вятка, 1892. С. 282.