Трудовая книжка колхозника

  • Кто не работает, тот... ест! (Из нетленного)

    Здравствуйте! Наверняка среди наших взрослых читателей не найдётся человека, у кого отсутствует трудовая книжка. Куда без нее, на нормальную работу не устроиться.

    Материал опубликован 3 сентября 2018
    Харин Павел Анатольевич (harin)
    Эмм... Я только учусь и понятия не имею, что это такое.
    Давайте спросим у Павла Анатольевича? Виджет вопроса справа.

А между тем век её в отечественной истории небольшой. Появились первые трудовые книжки в 1919 г., вскоре после революционных событий, и предназначены были для... нетрудящихся, вернее сказать для тех, кто жил на нетрудовые доходы - заводчиков и буржуазии, коммерсантов и биржевых посредников, лиц, не имеющих определённых занятий и прочих людей, не занятых в производительном общественно-полезном (на взгляд новой власти) труде. Книжки выдавались с целью того, чтобы вовлечь все «нетрудовые» элементы в общественно-полезную деятельность, и для контроля этой ненадежной «массы». Да что там, даже иностранцы были обязаны такие трудовые книжки иметь, кроме дипломатов и консулов. Как никогда подходящим было словосочетание «Кто не работает - тот не ест», всячески обыгранное затем в советском и не только фольклоре.

В таком виде трудовые книжки просуществовали недолго, нашлись и другие рычаги за контролем над трудящимися. А документы современного вида и функции внедрились только в 1938 году. По ним уже стало понятно - где человек работал, когда уволился или за что уволен или награждён, и тому подобные сведения. Трудовая книжка плотью и кровью вошла в быт советского (и постсоветского) труженика, являясь документом большой контролирующей силы.

Правда, изначально такие документы делали только для горожан. Для колхозников и иных работников сельского труда трудовая книжка единого образца была принята лишь во второй половине 1960-х годов. Однако, это не значит, что труд в колхозе был легким и не требовал учёта. Еще как требовал, потому многие коллективные хозяйства заводили свои трудовые книжки, часто произвольного вида, для организации учета «трудодней».

Две такие книжки хранятся в фондах Афанасьевского краеведческого музея. На вид они напоминают верхнюю обрезанную часть ученической тетрадки, но штамп внизу показывает, что бланки специально печатались в г. Горьком. Книжки принадлежали членам Езжинского колхоза Евдокии Николаевне Черанёвой и Алексею Степановичу Бузмакову, и фиксировали их работу, и как следствие, начисленные трудодни в далёком уже 1957 году. Если у Алексея Степановича труд огранивается «работой на автомашине» (видимо, был водителем), то перечень работ Евдокии Николаевны многообразнее - подготовка удобрений, обмолот овса, стрижка овец, заготовка веников. Чего греха таить - отдыхать в колхозах, чтобы про них ни говорили, было некогда. Объем выполненных работ, и как следствие, число заработанных трудодней, отмечались по месяцам. Правда, как именно оплачивались эти трудодни в данном случае - неизвестно, так как они зависели от того, сколько колхоз заработал.

Несмотря на неказистый внешний вид, такие документы являлись необходимой частью советской повседневности, а сейчас стали памятниками эпохи.

 

Литература:

Капустина О. В. Колхозные пенсии в системе государственного пенсионного обеспечения Советского Союза (вторая половина 1960-х - 1980-е гг.) // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. 2010. №1.

Меерович М. Г. «Кто не работает, тот не живет…» – советская система принуждения к труду (трудовые книжки, паспорта, прописка) // Эпоха социалистической реконструкции: идеи, мифы и программы социальных преобразований. Екатеринбург, 2017.

Сухарников Е. Краткий курс истории. Трудовые книжки // Портал «История. РФ». URL: https://histrf.ru/biblioteka/b/kratkii-kurs-istorii-trudovyie-knizhki.