Дубайлов Пётр Егорович

  • Сегодня наш рассказ посвящен участнику Великой Отечественной войны Петру Егоровичу Дубайлову (1923-2003). Родился он в деревне Падерята.
    В мае 1942 года был призван на защиту Родины. Воевал на Калининском фронте.

    Материал опубликован 20 мая 2020
    Харин Павел Анатольевич (harin)
    Эмм... Я только учусь и понятия не имею, что это такое.
    Давайте спросим у Павла Анатольевича? Виджет вопроса справа.

Воспоминания о войне: Петру Егоровичу не исполнилось еще и девятнадцати лет, когда его в мае сорок второго призвали на защиту Родины.
— Формировали нас в Слободском, потом пешком дошли до Кирова, здесь сели в поезд и направились к Москве. Там помылись, оделись в военную форму и двинулась на Калининский фронт, высадились в Андреаполе. Прибыли к местам боевых действий, а оружия у нас никакого — вспоминает бывший боец. И продолжает:
— Направились к линии фронта по местам боев, всюду были глубокие воронки, неприбранные трупы. Дошли до бугра, где нас встретили трассирующими дулями. Часть подразделения немцы пропустили вперед, остальных отрезали. Так мы оказались в окружении. Здесь же находились наши разбитые части. Встретил земляков – Александра Смехова из деревни Московской, Николая Котегова от Чугаевых и других. Были тут и бойцы старше нашего возраста, уже понюхавшие порох и в госпиталях побывавшие. Они ориентировались в этой обстановке, конечно, лучше нас.
Но разведка искала выход из окружения. После месяца мытарств все же удалось прорваться, вынесли знамена дивизии и полка. Однако навечно там осталось много наших бойцов. Продвигались по болотам, без пищи. По пути подбирали убитых лошадей, кормились их мясом, травой, сильно истощали.
Затем опять было формирование на станции Клин Калининской области. Дивизия пополнялась месяц. На этот раз бойцам выдали новенькие автоматы, гранаты, патроны.
— Направили нас на Волоколамск, попали под бомбежку. Оттуда в Москву. Две недели жили в вагонах. По ночам таскают туда-сюда, утром глянем, опять на этом же месте стоим. Наконец, снова на Калининский фронт. Пошли в наступление. Бои здесь шли жаркие. Меня ранило в плечо, Сашу Смехова в спину, а о Коле Котегове я ничего не слышал. Я на четыре месяца угодил в госпиталь, а домой на меня пришла похоронка, — продолжает рассказ Петр Егорович.
После лечения боец опять на Калининском фронте, в составе особой стрелковой бригады автоматчиков:
— На войне все было. Наступали, отступали, боевых товарищей теряли. Когда идешь вперед, раненых подбирать некогда, а ведь если бы им помощь оказать, многие бы в живых остались.
В конце ноября сорок третьего пошел Петр Егорович в разведку и попал под пулеметный огонь, получил серьезное ранение в ногу. До апреля сорок четвертого валялся по госпиталям, а потом на костылях прибыл домой. В феврале сорок пятого его вновь мобилизовали. Попал в запасной полк, где были такие же, как он, излом да вывих. Находились в Чебаркульских лагерях, потом; до конца войны работал на лесозаводе. Домой вернулся в октябре сорок пятого. Награжден медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», орденом Отечественной войны.
Закончилась война. Перед бывшим крестьянином не было проблемы в выборе дальнейшего жизненного пути. Пошел в колхоз. Сначала работал, как говорят, куда пошлют. Потом, около пяти лет возглавлял колхоз имени Будённого. После укрупнения хозяйств избирался председателем Харинского, а затем Афанасьевского и Московского сельсоветов. Был председателем ревизионной комиссии колхоза «Заветы Ленина», около двадцати лет бригадирствовал в этом же хозяйстве.

[Макаров А. Славную жизнь прожили супруги Дубайловы // Призыв].