Лесная нежить

  • Сегодня «Пятница, 13» – далеко не самый обычный день в году. Как известно, именно сегодня надо быть готовым к различным неприятностям. А тут еще, как назло, святочная нечисть повылазила, так что хоть вообще из дома не выходи, а выйдешь, то должен быть готов к встрече со всевозможной нечистой силой.

Какая нечистая сила водится в нашем крае в настоящее время, доподлинно неизвестно. Бабушки с дедушками, возможно, еще помнят, а поди и встречали даже кого-нибудь, а вот внукам везет меньше... И не знать бы подрастающему поколению о былых временах, да сохранились в сочинении известного дореволюционного казанского ученого И.Н. Смирнова «Пермяки» сообщения учителя Зюздино-Христорождественской школы (которая сейчас Савинская) А.Н. Шатрова о «лесной нежити», о верованиях в потусторонние силы зюздинских обывателей.

Сплетение языческих мотивов с традиционными христианскими верованиями зафиксированы в рассказах об умерших:

«Пермяк, умирая, наказывает жене, чтобы она не боялась, если он будет приходить в свою избу после смерти. Стоит заткнуть под матицу (потолочную балку) обломок стальной косы, и он ничего не сделает худого. Умер пермяк, похоронили его, и он действительно стал посещать свой дом не только днем, но и ночью. Когда жена уходила куда нибудь или уезжала и оставляла дома одних ребят, ребята рассказывали ей потом, что у них был тятька, весь в белом – сидел на скамейке и ничего не говорил. Однажды ночью, когда все спали, Пермяк - покойник стал стучаться в дверь и просить жену, чтобы она его пустила. Жена проснулась и крикнула: «Не пущу, убирайся!». Покойник в ответ на это стал грызть дверные косяки, но в избу не попал. На утро, когда все встали, оказалось, что ворота и двери хлевов растворены и скотина вся выпущена».

Как путешествуют умершие, передает другой рассказ.

«Умерший муж одной пермячки пришел однажды ночью домой. Встал перед постелью жены, разбудил ее и дрожа от холода, стал просить погреть ему руки. Женщина взяла руки, но сейчас же выпустила: вместо человеческих рук она ощутила собачьи лапы. Бросивши руки покойника, женщина стала добывать огонь. Покойник тем временем бросился в подполье: женщина услыхала, как стукнула ведущая туда западня. С зажженной лучиной в руках женщина спустилась в подполье и увидела, как покойник выпорхну в отдушину на улицу».

Языческие мотивы накладывались и на представления о загробном мире:

«Умершие воры обречены ходить по заостренному «князьку» (коньку) высокого дома и до крови изрезать себе ноги. Другие грешники брошены в огненную реку, из которой видны только головы их (причем через эту реку нужно перебраться на тот свет каждому умершему). Праведника через реку переносят ангелы. Дети в раю превращаются в ангелов: те, которые перед смертью были крещены, имеют по два крыла, некрещеные – одно».

Главными хозяевами бескрайних прикамских лесов были лешие. В народе лешего называли кусь, «долгий». Считалось, что лешие длинного роста, с деревья. «Лесной человек» живет, как и всякий пермяк, в доме. Ведет хозяйство, держит скотину, работников, торгует. При общении с людьми принимает человеческий вид. Отличительный признак «долгого» у зюздяков – это белый зипун (армяк), запахнутый левой полой наверх. Запахнувшихся таким образом, хотя бы и невзначай, в Зюздино считают людьми подозрительными и непременно имеющими сношения с «долгим». Лешие живут семьями, вступают в брак и рожают детей. Во время свадеб у них бывают такие же поезда, как и у людей. Путь, по которому проехал свадебный кортеж леших, можно узнать по сломанным деревьям.

«Один «знаткой» человек (знающий, колдун) из д. Новожиловой Бисеровской волости, подружился с «долгим», принимал его по ночам к себе в гости и выпаивал ему по ведру пива и по четверти ведра водки. «Долгий» помогал ему обворовывать соседей и крестьян прочих деревень, с условием, чтобы часть добычи «знаткой» ему отдавал за труды. Когда мужик разбогател и перестал воровать, ему вздумалось раздружиться с «долгим». «Долгий» на это рассердился, разломал крышу у амбара, в котором хранилось все награбленное и попытался похитить его. Мужик заметил проделку «долгого», закрыл крышу и начертил на ней крест. «Долгий» еще пуще рассердился, в глазах народа схватил у мужика с поскотины корову, поднял ее вверх высоко и бросил вниз головой. Корова тут же и сдохла, ушла рогами в землю».

Родственником лешего является «кусь-дядя» (долгий дядя, дедушка). Правда обитает он не в лесу, а в заброшенных постройках, нежилых старых избах. В жены «кусь-дядя» обычно берет себе кикимору (также обитающую на зюздинских просторах), у них нарождаются детки. Некоторые из пермяков, проходя мимо таких мест в ночную пору, слыхивали детский плач и говор. При большом урожае, наполнив амбары хлебом, зюздяки поручают хранение такового «кусь-дяде». Если хлеб долго пролежит в амбаре и запахнет, то «кусь-дядя» старается такой хлеб забрать в свою собственность.

«Рассказывает один крестьянин, что залежавшуюся у него в амбаре рожь он вздумал продать местному торговцу. Но не смотря на усилия как собственные, так и своих семейных, он не мог отворить амбарной двери, хотя замок хорошо отперся. Кто-то посоветовал этому крестьянину купить табак и подарить его «кусь-дяде». Купив, крестьянин побросал его на крышу амбара. На другой день смотрит: табака на крыше нет, а дверь, ведущая в амбар, свободно отпирается».

Различная нечисть водилась в водоемах и многочисленных болотах. В представлениях пермяков особое место занимали «ичетики» (маленькие), духи утопленных в воде младенцев, обычно враждебные к людям, олицетворяемые с водяными. «Ичетики» - маленькие существа с длинными волосами, рассматривались как владыки вод и рыбы; рыбаки бросают им перед ловом яйца, блины, хлеб, деньги, клочки ситца. Одним из развлечений «ичетиков» была подмена утопленников.

«Человек утонул в реке. Через некоторое время тело его было выброшено и родные его похоронили. После похорон был устроен поминальный стол. Жена пошла в погреб за пивом и видит: ее похороненный муж сидит там нагой и говорит: вы не меня похоронили, а осиновый чурбан, а на меня надели другую одежду. Водяные («ичетики») вместе со мной вышли на луга погулять и наказали мне не проходить мимо травы огневика. Я не послушался, прошел мимо этой травы, одежда моя загорелась, опалила «ичетиков», они разбежались, а я пришел сюда. Надела баба на мужика одежду, привела его в избу, потом пошли на могилу, разрыли ее и в самом деле нашли там осиновый чурбан».

К разряду водяных же духов относится «шишига», которая обитает преимущественно в озерах и в прудах. «Шишига» по виду будет с взрослую женщину, одежды у нее нет, на голове имеет длинные волосы, которые она нередко чешет гребнем, выходя на землю из воды.

«Один рыбак Зюздино-Воскресенского прихода (т.е. Бисеровского), выйдя однажды на известное всем «чертово озеро» порыбачить, увидел «шишигу», которая сидела на кочке и заплетала свои волосы в косы. «Шишига», заметив мужика и испугавшись его, нырнула в воду, а гребень, которым чесала свои волосы, оставила на кочке. Рыбак подплыл к кочке на лодке, взял гребень, оставленный «шишигою» и принес его к себе в избу. В тот же день, лишь только смеркалось и все семейство рыбака улеглось спать, послышалось постукивание в дверь и голос «шишиги», жалобно умолявшей рыбака вернуть ей гребень. Рыбак отворил окно и выбросил гребень. Схватила его проворно «шишига» и исчезла».

Выходя на улицу, будьте осторожны! Нечисть – она такая, до добра не доведет!